биполярное расстройство

У меня биполярное расстройство

Пока меня не отпустила гипомания, расскажу о том, как же я все-таки обзавелась диагнозом «биполярное аффективное расстройство». Давно было понятно, что это оно, но, как оказалось, в ПНД его просто так не ставят. (если кто-то знает автора заглавного рисунка — напишите, поставлю ссылку)

Уже давно в схеме моего лечения присутствуют нормотимики, которые как раз при биполярке и применяются. Еще когда я была в дневном стационаре, врач спросила, бывают ли у меня гипомании. Ясен хрен, бывают. Ну и тогда она назначила мне литий, на котором я счастливо просидела некоторое время. Потом я пила то карбамазепин, то топирамат.

Сейчас могу с уверенностью сказать, что топирамат в моем случае — как слону дробина. Несколько раз меня выносило в хорошую гипу.

БАР
Поясняю. Окси — Оксимирон, F31 — код МКБ-10 для обозначения БАР.

Для тех, кто не в курсе всех этих терминов, объясню — в гипомании тебе очень хорошо, просто замечательно. Высокая работоспособность, мало сна, меньше еды, много идей. Вроде бы живи и радуйся, но есть подводные камушки.

Во-первых, если тебя унесло, то мозг уже не может остановиться, и генерирует идеи, как бешеный принтер. И хорошо, если они просто странные, но бывают же и откровенно небезопасные. В гипомании люди могут запросто уехать на другой конец света, набрать кредитов или полезть покорять Эверест без подготовки.

Мне «повезло», так как денег на отъезд у меня нет, а кредиты мне не дают (не работаю и нет кредитной истории). Поэтому дальше планов все не идет.

Например, этой осенью я всерьез рассчитывала поехать в Москву работать в Яндексе, а потом эмигрировать в Швецию. Есть одна маленькая проблемка — работать полный день я не смогу (разве что в жесткой гипомании, а она не длится вечно). Но такие мелочи в гипе меня вообще не волнуют. Вижу цель, не вижу препятствий. Ну и про синдром хомяка я вчера рассказывала. Покупаю все, на что глаз упадет, а потом сижу вообще без денег и питаюсь подножным кормом.

И во-вторых. После гипомании всегда следует депрессия. В нее можно провалиться буквально за один день. С утра у тебя было все просто замечательно, а после обеда все стало очень плохо. И из таких депрессий потом очень сложно выбраться. На меня сразу перестают действовать антидепрессанты, и их приходится менять. Именно так было зимой, когда я после осенней гипы провалилась в депру, пришлось отменять паксил и садиться на сертралин.

Биполярка у меня была, похоже, с юношеского возраста, но тогда больше преобладали гипомании и интермиссии, а не депрессии. Именно в гипомании я написала кучу графоманских произведений. Тогда я думала, что это не болезнь, а «вдохновение». Но не бывает такого, что здоровый человек полностью уходит в другой мир, живет в нем, все свободное время посвящает творчеству и очень злится, когда ему мешают. Обычный хороший писатель спокойно пишет книги, не испытывая при этом дичайшего подъема на грани эйфории.

Хотя сейчас пишу эти строки и понимаю, что писатели могут со мной и поспорить. Возможно, они тоже пишут в гипомании, но пока не обследовались 🙂

В общем, диагноз БАР давно ходил вокруг да около. Но в ПНД мне его не ставили (а нормотимики все равно назначали). В последний свой визит я вознамерилась четко узнать, есть оно у меня или нет.

БАР

И тут врач меня удивила тем, что БАР ставят только после госпитализации, когда круглосуточно понаблюдают за человеком. Ничего против моего врача не имею, она замечательная женщина, и, видимо, их просто заставляют так поступать. Потому что я знаю множество людей, кому поставили диагноз без госпитализации. Но не стоит забывать, что БАР — это основание для инвалидности. А чтобы в нашей стране получить инвалидность, нужно пройти девять кругов ада и чистилище (коим психбольница и является).

Не думаю, что я морально к этому готова. Пенсия по инвалидности слишком маленькая, чтобы добровольно лечь в психушку. Но самое интересное — врач не сказала, что «нет, это точно не БАР».

Мне все равно, что пишут в карточке, лишь бы лечили так, чтобы не слишком часто выносило в гипоманию. А лечат меня именно так, как лечили бы БАР.

Так и получилось, что официального диагноза нет, потому что я не хочу в больницу, но лечат меня явно не от униполярной депрессии. Да и симптомы говорят о биполярности.

Так что можете поздравить с диагнозом. Я оказалась в хорошей компании — со мной Ван Гог, Хемингуэй, Эдгар По, Кэтрин Зета-Джонс, а еще Курт Кобейн, Эми Уайнхаус и Мерилин Монро. Судьба последних как бы намекает на то, чем заканчивается биполярка, если ее не лечить. В википедии есть даже отдельная страница со списком известных биполярников. Смотрю на нее и аж гордость берет 🙂

БАР

Но на самом деле, конечно, все очень серьезно. Главный риск — присоединиться к Кобейну, второстепенные — побочки от лекарств. Среди последних — диабет, ожирение, болезни сердца.

биполярное расстройство книгаНедавно я прочитала очень хорошую книгу «Биполярное расстройство. Гид по выживанию для тех, кто часто не видит белой полосы» Маши Пушкиной и Евгения Касьянова. Ее нужно обязательно изучить всем, кому поставили диагноз БАР. Там рассказывается обо всех рисках и о том, как их избежать. Так что смело рекомендую всем товарищам по несчастью. Написано живым языком, читается быстро.

Ох, вот это я текста накатала. Ну гипомания же, что удивляться.

Берегите себя. Целую.

Поделиться:
Подписывайтесь на обновления сайта по почте, в телеге и ВК
и на мой ежедневный блог "Песец близко"

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.